Удаление нижней челюсти

Последняя публикация в Инстаграм Юлии Пестовой из Находки Приморского края это чёрно-белая картинка, на ней – уходящая вдаль дорога, ничем не примечательный пейзаж. И надпись: «Жизнь – холст. Ты сам выбираешь краски». Краски были яркими – ей 34, она успешный юрист, они с мужем ждут ребёнка, их первенца. А потом в один миг эти краски почернели. В конце апреля 2021-го, когда Юлия была на 6-м месяце беременности, услышала о своём диагнозе – рак слизистой оболочки щеки.

– Ещё до беременности я носила брекет-систему, – рассказывает Юлия. – Потом токсикоз, частые рвоты. Из-за кислотности, наверное, пострадала слизистая полости рта, она стала уязвимой, и брекет-система расцарапала щёку. Образовалась ранка, которая никак не заживала. С ней я пришла сначала к стоматологу, потом к онкологу, там взяли ткань на гистологию. Сыграл свою роль вирус папилломы человека, обнаружившийся в крови, сегодня он практически у всех. Оказывается, именно этот ВПЧ на фоне гормональной перестройки во время беременности стал возбудителем онкологического заболевания. Известие о раке оглушило. Первая мысль, конечно, о ребёнке – смогу ли я его доносить?

– Онкологи в Приморском краевом онкодиспансере во Владивостоке сказали – надо срочно начинать лечение, – продолжает свой рассказ Юлия, – поэтому мне сделали родоразрешение, когда ребёнку было 7 месяцев. А вообще и в Находке, и во Владивостоке приняли много неверных, как оказалось, решений, которые повлекли тяжёлые последствия. Из роддома выписали, не проверив почки, хотя я была вся в отёках – как позже выяснилось, во время беременности у меня развился пиелонефрит, почки не справились с нагрузкой. Зато «нашли» состояние после двух инсультов, которых на самом деле не было. Химиотерапию во Владивостоке мне начали, не подготовив почки. Проблемные почки надо готовить, как это делают в Блохина. Я прошла три химиотерапии раз в 21 день. А потом из-за того, что испугались «инсультов», химиотерапию прекратили. Облучение продолжалось каждый будний день до конца августа.

– Ещё одной роковой ошибкой стало решение онколога удалить зуб мудрости с той стороны, где у меня рак, – говорит Юлия, – по причине того, что щека плохо заживает из-за того, что я в этом месте прикусываю. Это было уже в сентябре 2021 года, когда я приехала на осмотр. Но после лучевой рана заживала плохо, в результате из-за страшных болей мне удавалось уснуть в положении сидя только на час–два в сутки. Трамадол не помогал. Интенсивное облучение «убило» сустав, у меня уже почти не открывался рот, питалась жидким через трубочку. К концу октября стало понятно, что лечение не дало результата, рост опухоли продолжился.

– Я у приморских онкологов была первым случаем рака слизистой щеки, – рассказывает Юлия. – Но в Блохина меня направили только тогда, когда химия и лучевая не дали результата, рак был уже на 4 стадии. Как оказалось, сначала нужно было оперировать, удалять опухоль. Лучевая и химиотерапия закрепляют эффект операции и практически бесполезны до нее. И теперь химиолучевое лечение уже нельзя повторить. Это ухудшает прогноз. Если бы меня направили сюда сразу, было бы гораздо проще и лучше.

– Рак слизистой оболочки рта – достаточно редкое явление у женщин в таком молодом возрасте, – комментирует заведующий хирургическим отделением опухолей головы и шеи Онкоцентра, д.м.н. Михаил Кропотов. – Опухоль локализовалась в задних отделах полости рта и распространялась на верхнюю и нижнюю челюсть. Ситуация осложнялась тем, что вследствие развития опухоли у пациентки был полный тризм, спазм жевательной мускулатуры, приводящий к ограничению движений в височно-нижнечелюстном суставе, т.е. она не могла открыть рот – говорит доктор Кропотов. – Мы не могли оценить, какова распространённость опухолевого процесса, однако КТ, МРТ-диагностика не показала значительной распространённости. Операция подразумевает этап удаления и очень сложный этап реконструкции. Начали с удаления всей клетчатки правой стороны шеи с поражёнными лимфатическими узлами. Этот этап очень важен с точки зрения последующей реконструкции – мы выделили те сосуды на шее, к которым будут подшиваться сосуды трансплантата – лоскута, который пересаживается на место удалённых тканей щеки.

Пока одна бригада хирургов делает операцию в области головы и шеи, другая занимается забором малоберцовой кости из голени, языком онкологов «малоберцового трансплантата», из которого реконструктивные хирурги сделают новые челюсти. Отсутствие этой кости не помешает пациентке ходить, достаточно будет оставшейся большеберцовой кости. Хирурги удалили правую половину нижней челюсти вместе с суставом. Опухоль распространялась на задние отделы верхней челюсти, так что в блок удаляемых тканей включили и фрагмент верхней челюсти с двумя зубами. – Всё это было необходимо, чтобы повысить радикальность этой операции за неимением возможности назначить послеоперационное химиолучевое лечение, – говорит Михаил Кропотов.

– Ткань для полости рта взяли на ноге, – поясняет реконструктивный хирург отделения опухолей головы и шеи, к.м.н. Оксана Саприна, – это фрагмент кожи с сосудами, которые будут его питать. Также взяли фрагмент мышцы и малоберцовую кость, которая, как вы понимаете, прямая. Заранее мы сделали компьютерную модель, которая помогает нам выполнять надрезы на кости, чтобы соединить по определённым углам, градусам, и полностью повторить удалённую челюсть. Важна абсолютная точность, потому что один миллиметр ошибки впоследствии даст неправильный прикус. Мы режем эту кость специальной пилой, соединяем индивидуальной пластиной, которая заранее изготавливается в точности по рисунку челюсти пациентки. Затем переносим уже сформированную кость с кожей и мышцей в зону дефекта, фиксируем специальными винтами. Потом под микроскопом на шее мы сшиваем артерии и вены, запускаем новый круг кровообращения в пришитом лоскуте. При этом на одном сосуде диаметром один-полтора мм выполняется 8 швов.

– Если 20 лет назад это было на глаз и занимало у нас достаточно большое количество времени, то сейчас делается по индивидуально разработанным шаблонам, – уточняет Михаил Кропотов. – Компьютерное моделирование, это сложный процесс, им занимается специальная фирма. Оговорюсь – всё бесплатно для больного. Мы определяем границы резекции, а партнёры моделируют зону резекции, специальные резекционные, моделировочные шаблоны, всё это нам ускоряет и улучшает моделировку, делает её более точной, до миллиметра – в итоге из прямой малоберцовой кости мы формируем нижнечелюстной изгиб под разными углами. Это сложная пространственная конфигурация и за счёт такой методики мы в точности восстанавливаем нижние контуры лица, функцию нижней челюсти. Изготавливаются специальные титановые устройства, которые фиксируют малоберцовый трансплантат после его моделировки, а потом фиксируют его в нижней челюсти. Получается единая конструкция – половина нижней челюсти своя, половина смоделированная.

Читать еще:  Швы после удаления зуба мудрости

Интересно, что когда-то реконструктивные хирурги в восстановлении таких нижнечелюстных дефектов делали ставку на титановые сплавы. Но несмотря на то, что титан инертный материал, при получении больными лучевой и химиотерапии, часто их собственные ткани при контакте с титаном поражались, отчего возникали пролежни и конструкция выходила наружу. Кроме того, в титановую челюсть невозможно установить зубы. Сегодня специалисты говорят – нет ничего лучше своих собственных тканей. А малоберцовый трансплантат стал золотым стандартом реконструкции нижней челюсти.

На шестой день после операции Юлия уже ходит без костылей. После удаления малоберцовой кости нога немножко побаливает, но это скоро пройдёт. Пока что сохраняется сильный отёк правой половины лица. Ей уже удалили трахеостому, но питание пока что через зонд в ноздре. Она может говорить и признаётся, что сейчас чувствует себя намного лучше, чем до операции. Показывает в телефоне последнее видео, которое прислал муж – малыш Стёпа, которому сейчас 8 месяцев, заливисто хохочет.

– Хочу поскорей взять на руки сына, которого очень давно не видела, – говорит Юлия сквозь слёзы, – хочу жить со своей семьёй, видеть, как растёт мой ребёнок. Здесь мне подарили шанс не только выздороветь, но и выглядеть хорошо. Спасибо специалистам, которые работают в Блохина.

– Пока что мы не получили данных гистологического исследования удалённого материала, – говорит Михаил Кропотов. – Учитывая невозможность дополнительного назначения лучевой и химиотерапии, вся надежда в её случае только на радикальность выполненного оперативного вмешательства. Самой главной нашей задачей было – удалить опухоль в пределах здоровых тканей, чтобы минимизировать возможность последующего рецидива. Но исключать его мы не можем, у таких пациентов он составляет 50%.

– В нашей практике такие операции проходят 2-3 раза в неделю, – говорит Оксана Саприна. – Это сложная хирургия, но мы слаженно работаем бригадой, у нас хорошие результаты, осложнения не чаще, чем на мировом уровне. Отёк спадёт, останутся небольшие рубцы. Наша пациентка в послеродовом отпуске, а в принципе через месяц можно выходить на работу. В последующем, когда ей будут установлены дентальные импланты и восстановится зубной ряд, она вернётся к своему прежнему облику. Мы сделали для этого всё, что могли.

Реабилитация онкологических больных после резекции половины нижней челюсти с использованием технологий зубного протезирования Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Карасева В. В.

Улучшение качества жизни онкологических больных после оперативного лечения является весьма актуальным, поскольку во время операции производится резекция не менее половины нижней челюсти. Ортопедическая реабилитация и повышение ее эффективности таких пациентов остается одной из наиболее важных проблем современной стоматологии. На примере клинических случаев описаны некоторые пути решения данной проблемы.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Карасева В. В.

REHABILITATION OF CANCER PATIENTS AFTER HALF RESECTION OF THE MANDIBLE WITH USING DENTAL PROSTHETICS

Improving quality of life of cancer patients after surgery is very relevant, because during the operation is performed resection of at least half of the lower jaw, orthopedic rehabilitation and improvement of it’s effectiveness in such patients remains one of the most important problems of modern dentistry. On the example of clinical cases are described some ways to solve this problem.

Текст научной работы на тему «Реабилитация онкологических больных после резекции половины нижней челюсти с использованием технологий зубного протезирования»

реабилитация онкологических больных после резекции половины нижней челюсти с использованием технологий зубного протезирования

Резекция челюстей проводится по поводу различных новообразований, а устранение ее последствий осуществляется в основном путем протезирования. При этом, наряду с утратой непрерывности зубного ряда, нарушаются практически все основные функции зубочелюстной системы: жевание, глотание, речь, внешний вид. Целью протезирования при такой патологии является восстановление утраченных функций, но нередко это бывает проблематичным из-за сложных клинических условий.

Протезирование после экономной резекции нижней челюсти или после костной пластики проводится через 7-8 месяцев после операции, когда происходит полное приживление трансплантата. Особенности протезирования связаны с необычной формой протезного ложа и наличием рубцов на слизистой оболочке. Протезное ложе на стороне резекции, как правило, представляет собой узкий гребень. Между здоровой стороной и трансплантатом имеется ступенька, а оставшиеся зубы расположены высоко от поверхности протезного ложа. Слизистая оболочка дна полости рта над трансплантатом соединена с переходной складкой преддверия, которая при движениях языка и губ легко перемещается и натягивается над искусственным гребнем. Базис съемного протеза в этих случаях имеет большой объем, а трансплантат не приспособлен к восприятию жевательного давления [1].

Основной трудностью является фиксация протеза и сохранение оставшихся зубов. Чем больше костный дефект и меньше оставшихся зубов, тем труднее решить эту задачу. Съемный протез, лишенный опоры, с одной стороны превращается в рычаг первого типа с точкой вращения в области края кости, что дает излишнее напряжение в месте костных швов. Нередко манипуляции затрудняются из-за ограничения движений в височно-нижнечелюстных суставах.

При резекции половины нижней челюсти с одномоментной костной пластикой необходимо решать следующие задачи: 1) замещение костного изъяна (недостающий объем костной ткани чаще

к.м.н., доцент кафедры ортопедической стоматологии ГБОУ ВПО УГМА, г. Екатеринбург, ortoped_stom@mail.ru

Улучшение качества жизни онкологических больных после оперативного лечения является весьма актуальным, поскольку во время операции производится резекция не менее половины нижней челюсти. Ортопедическая реабилитация и повышение ее эффективности таких пациентов остается одной из наиболее важных проблем современной стоматологии.

На примере клинических случаев описаны некоторые пути решения данной проблемы.

Ключевые слова: челюстно-лицевое протезирование, резекция нижней челюсти, пострезекционный протез.

REHABiLiTATioN oF cANcER PATiENTs AFTER HALF REsEcTioN of the mandible with usinG dental PRosTHETics Karaseva W

improving quality of life of cancer patients after surgery is very relevant, because during the operation is performed resection of at least half of the lower jaw, orthopedic rehabilitation and improvement of it’s effectiveness in such patients remains one of the most important problems of modern dentistry.

Читать еще:  Что нужно и что нельзя делать после профессиональной чистки зубов

on the example of clinical cases are described some ways to solve this problem.

Keywords: maxillofacial prosthetics, resection of the mandible, рost-resection prosthesis.

Проблемы стоматологии / Actual Motirn ot stoutouki 41

восполняется остеосинтезом титановой пластинкой); 2) восстановление утраченных функций: внешнего вида, речи, глотания, жевания; 3) сохранение оставшихся зубов; 4) сохранение жизнеспособности костного трансплантата [2].

Современные технологии протезирования позволяют в значительной мере успешно решать поставленные задачи, но поиск новых методов ортопедической реабилитации онкологических больных после резекции челюстей по сей день продолжается. Большие надежды в решении данной проблемы связаны со специальной хирургической подготовкой полости рта, способной улучшить условия для фиксации протезов.

Приведенные ниже клинические случаи – убедительное тому подтверждение. И хотя пациенты совершенно разные люди (19-летний юноша, зрелая женщина 52 лет и 31-летний молодой мужчина), объединил их один диагноз – фиброзная дисплазия тела нижней челюсти.

КЛИНИЧЕСКИМ СЛУЧАИ 1

Рис. 1. Ортопантомограмма больного Б. на момент обращения

Случай 1. Пациент Б., 19 лет: резекция половины нижней челюсти справа. Была проведена операция с одновременным остеосинтезом титановой пластинкой. На сохранившемся фрагменте челюсти без смещения осталось 4 зуба: 3.4, 3.5, 3.6, 3.7 (рис. 1). Беззубый альвеолярный отросток представляет собой низкий узкий гребень, покрытый тонкой слизистой оболочкой без признаков воспаления (рис. 2).

Обычно с целью сохранения зубов от перегрузки рекомендуется шинирование их блоком искусственных коронок. Нами, учитывая молодой возраст пациента (широкая пульповая камера и, как следствие, необходимость предварительного депульпирования зубов), был изготовлен частичный съемный протез с металлическим базисом и цельнолитыми опорноудерживающими кламмерами, которые шинировали зубы (рис. 3). Отливка каркаса проводилась на дублированной модели. По сравнению с пластмассовым базисом, данная технология дает идеальное (без зазоров) прилегание металлического базиса к зубам с оральной стороны, уменьшает объем протеза за счет меньшей толщины, а также снижает риск поломок базиса вследствие повышенной прочности металла. Цельнолитые опорноудерживающие кламмеры, помимо шинирующего эффекта, предотвращают некроз эмали, который часто возможен при использовании гнутых проволочных кламмеров на интактных зубах (особенно в молодом возрасте), поскольку имеют плоскостное расположение по поверхностям зубов. Но наиболее актуальным является наличие окклюзионных накладок, распо-

Рис. 2. Клиническая картина в полости рта больного Б . (после эпителизации послеоперационной раны)

Рис. 2. Общий вид готового протеза

Рис. 4. Клиническая картина больного Б.

(протез фиксирован в полости рта)

ложенных в фиссурах зубов. Эти накладки делают такую конструкцию полуфизиологической, против нефизиологического классического пластиночного протеза с опорой на гнутые проволочные кламмера (по Румпелю), поскольку частично передают жевательное давление через пародонт, т.е. естественным путем, способствуя разгрузке и тем самым сохранению жизнеспособности костного трансплантата (рис. 4).

Прошміі стоматологии / Алии молш 0( тімто«

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 2

Рис. 5. Ортопантомограмма больной Х. на момент обращения

Рис. 6. Клиническая Рис. 7. Клиническая картина

картина больной Х. больной Х. с литой культевой

на момент обращения штифтовой вкладкой

и аттачменом на 4.3 зубе

Рис. 8. Вид готового протеза на н/ч (а – изнутри, б – снаружи)

Рис. 9. Клиническая картина больной Х. (протез фиксирован в полости рта – при широком открывании протез не смещается)

Кроме того, для предупреждения повреждения слизистой оболочки от повышенного давления протеза, в области границы остеотомии на модели была сделана изоляция (по типу изоляции торуса). Искусственные зубы на больной стороне в целях профилактики блокирующих контактов сделаны с символ-буграми и поставлены с минимальным перекрытием в легком контакте с антагонистами.

Пациент после незначительных необходимых коррекций быстро адаптировался к изготовленным протезным конструкциям.

Случай 2. Пациентка Х., 52 года: резекция половины нижней челюсти слева. Проведена операция с одновременным остеосинтезом титановой пластинкой (рис. 5). Клиническая картина усугубляется тем, что из-за невозможности перед операцией предварительной профилактики смещения здорового фрагмента челюсти за счет межчелюстной фиксации зубов он сместился кнутри и значительно наклонился в язычную сторону. Единственный зуб 4.3 при этом занял практически горизонтальное положение (рис. 6). В процессе протезирования предстояло решить те же задачи, что и в предыдущем случае, но прогноз на хорошую фиксацию протеза представлялся весьма проблематичным.

На оставшийся зуб 4.3 изготовили литую штифтовую вкладку с шаровидным (кнопочным) аттачменом. При этом на этапе установления головки возможна переориентация его оси относительно оси корня до 30° (рис. 7). Затем был изготовлен перекрывающий полный съемный протез (рис. 8). Такая конструкция имеет ряд преимуществ:

во-первых, укорочение внешней части зуба изменяет соотношение вне- и внутриальвеоляр-ной частей в пользу последней, что способствует устойчивости зуба, т.к. исключается внешнее воздействие на него;

во-вторых, «кнопочная» фиксация дает ощутимый эффект хорошей фиксации протеза;

в-третьих, такая конструкция позволяет изготовить полный съемный покрывной протез, исключающий наличие искусственных коронок, что делает работу более эстетичной;

в-четвертых, а в нашей ситуации это, пожалуй, основное, стало возможным беспрепятственное наложение протеза в полости рта.

Использование литой штифтовой вкладки с аттачменом на зуб 4.3 для фиксации полного съемного протеза в значительной мере оправдало наши надежды. Пациентка осталась довольна полученным результатом (рис. 9).

WWW.DENTAL-PRESS.COM Проблемы стоматологии / Actual mojhm of stomatolo« 43

Случай 3. Пациент Я., 32 года: резекция половины нижней челюсти справа. Вначале была проведена операция с одновременным остеосинтезом титановой пластинкой, а спустя год в г. Москве проведена уникальная операция – пластика тела нижней челюсти с помощью аутотрансплантата (рис. 10). С этой целью использовали костно-мышечно-кожный фрагмент голени с сохранением магистральных питающих сосудов (рис. 11). Для восстановления утраченных функций (жевания, эстетики и т.д.) на данном этапе необходимо временное протезирование. В дальнейшем ортопедическое лечение планируется после проведения имплантации зубов.

При осмотре полости рта на нижней челюсти справа обнаруживается обширное мягкое подвижное образование белесого цвета, которое первоначально даже было принято за марлевый тампон. С момента операции прошло несколько месяцев, и признаков воспаления не выявлено (рис. 12).

Пациент уже адаптировался к наличию инородного тела в полости рта, хотя существенным недостатком отмечает необходимость удалять отрастающие на коже во рту волосы. Со временем рост волос на трансплантате прекратится из-за неподходящей для этого среды (ротовая жидкость с кислотностью около 7,0; температура около 37°С и воздействие пищевыми массами с определенной дисперсностью и т.д.). Межчелюстная фиксация перед операцией была проведена, поскольку на сохранившемся фрагменте челюсти остались 4 зуба: 3.4, 3.5, 3.6, 3.7 без смещения.

Читать еще:  Прорезывание зубов: сроки и симптомы

Клиническая картина у данного пациента существенно отличается от состояния послеоперационных беззубых отростков предыдущих пациентов (см. рис. 2, 6, 7), но задачи протезирования остаются прежними.

Сложности изготовления начались с этапа получения оттисков. Потребовалось изготовление индивидуальной ложки на нижнюю челюсть. Для предотвращения смещения и оказания минимального давления на трансплантат в его области индивидуальную ложку перфорировали перед введением с оттискной массой (рис. 13).

Был изготовлен съемный пластиночный протез с пластмассовым базисом и с цельнолитыми опорно-удерживающими кламмерами (рис. 14). Такие кламмеры выполняют ту же функцию, что и в первом клиническом случае, описанном выше: опираются на зубы, амортизируют давление на костный шов и трансплантат, способствуют хорошей фиксации протеза (рис. 15). Перекрывающий трансплантат пластмассовый базис значительно увеличивает объем протеза, что значительно

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 3

Рис . 10 . Ортопантомограмма больного Я . на момент обращения

Рис. 11. Место взятия на ноге аутотрансплантата

Рис. 12. Клиническая картина больного Я на момент обращения (костно-мышечнокожный аутотрансплантат на нижней челюсти справа)

Рис. 13. Перфорированная индивидуальная ложка (а) и функциональный оттиск нижней челюсти (б)

аб Рис. 14. Вид готового протеза на нижнюю челюсть (а – изнутри, б – снаружи)

Прошміі стоматологии / Алии молш 0( тімто«

Клиническая картина больного Я – протез фиксирован в полости рта (при широком открывании протез не смещается)

затрудняет введение протеза в полость рта. Но после неоднократно повторяемых попыток определения правильного пути введения протеза пациент справился с этой проблемой.

Внезапное осознание себя больным («страшный» диагноз ставится, как правило, неожиданно), перечисленные выше значительные нарушения функций, а также выпадение из общего ритма жизни вследствие длительного радикального лечения не могут не сказаться и на эмоциональном статусе пациентов. Опосредованно страдает и психика.

Проведенное ортопедическое лечение данных пациентов благодаря использованию современных технологий в значительной степени позволило решить поставленные задачи. Фиксация протезов, несмотря на небольшое количество оставшихся зубов во всех случаях, удовлетворительная. Отмечается отсутствие смещения протезов при значительном открывании полости рта (рис. 4, 9, 15). В результате -улучшился внешний вид пациентов, восстановились жевание, речь и особенно повысилось психо-эмо-циональное состояние. Молодой человек планирует продолжить обучение в колледже, пациентка – выйти на прежнее место работы, мужчине же предстоит более долгий путь реабилитации. Через несколько лет ему будет продолжена московскими специалистами хирургическая подготовка к протезированию и созданы условия для изготовления нового протеза с фиксацией на имплантаты.

1. Жулев Е. Н. , Арутюнов С. Д. , Лебеденко И. Ю. Челюстнолицевая ортопедическая стоматология. Пособие для врачей: М. МИА, 2008. – 156 с.

2. Трезубов В. Н. , Щербаков А. С. , Мишнев Л. М. Ортопедическая стоматология. – Уч. СПб: Фолиант, 2002.

Реконструкция нижней челюсти

Восстановление формы и функции нижней челюсти собственными тканями.

Чаще всего реконструкция нижней челюсти выполняется после резекции опухоли нижней челюсти. Намного реже реконструкция связана с травмами или врождёнными аномалиями.

Дикарев Алексей Сергеевич

Анатомия нижней челюсти

Нижняя челюсть – единственная подвижная кость черепа, не считая косточек среднего уха.

Нижняя челюсть крепится к черепу с помощью мыщелкового отростка.

Зубы крепятся к нижнему альвеолярному отростку челюсти.

В толще нижней челюсти проходят нижний альвеолярный нерв и кровеносные сосуды через нижнечелюстной канал. Нижний альвеолярный нерв обеспечивает чувствительность зубов, дёсен, кожи подбородка.

Варианты резекции нижней челюсти при раке

Краевая резекция (она же – маргинальная) – удаляется фрагмент нижней челюсти, при этом целостность челюсти сохраняется. Краевая резекция выполняется в тех случаях, когда раковыми клетками поражена только слизистая оболочка, но не сама костная ткань. Краевая резекция не выполняется, если на нижней челюсти отсутствуют зубы. Для закрытия образовавшегося дефекта необходимо одномоментно выполнить реконструктивный этап.

Сегментарная резекция – удаление сегмента нижней челюсти, при котором нарушается целостность челюсти. Для восстановления нормального внешнего вида и закрытия дефекта необходимо выполнить реконструктивный этап. При сегментарой резекции нижний альвеолярный нерв удаляется, чувствительность подбородка и нижней десны с соответствующей стороны теряется.

Реконструкция нижней челюсти

Реконструкция может быть выполнена одновременно с резекцией опухоли нижней челюсти. Реконструктивный этап длится 8 часов.

Суть реконструкции – забираем кожно-костно-мышечный лоскут в одном месте и пересаживаем в другое. При этом возникают две проблемы:

  1. Откуда и как забрать лоскут;
  2. Как обеспечить питание пересаженного лоскута.

Для реконструкции нижней челюсти используется два вида лоскута:

Радиальный лоскут предплечья (RFF/chinese flap)

Малоберцовый лоскут (fibula free flap)

Реконструкция малоберцовым лоскутом позволяет провести дентальную имплантацию несъёмных зубов.

Без питания пересаженный лоскут отмирает. Чтобы этого избежать питающие сосуды лоскута необходимо вшить в кровеносное русло. Поскольку питающие сосуды очень маленькие и хрупкие (меньше миллиметра в диаметре), то для работы с ними хирург должен обладать микрохирургической техникой – уметь под микроскопом сшивать микроскопические сосуды так, чтобы они не кровоточили и не закупоривались.

Виртуальное планирование реконструкции нижней челюсти

Планирование операции выполняется в специальной программе на компьютере: хирург определяет как правильно выделить лоскут, как удалить опухоль, как имплантировать лоскут.

Если пациент панирует установить дентальные импланты, то к планированию и проведению операции подключается хирург-имплантолог. Удаление опухоли, реконструкция и имплантация могут быть выполнены за одну операцию.

Варианты доступов при реконструкции нижней челюсти

Существует три варианта доступа для выполнения реконструкции нижней челюсти:

  1. Классический доступ подразумевает разрез по подбородку и вдоль шейной складки;
  2. В большинстве случаев разрез по подбородку можно избежать и выполнить операцию только через “невидимый” разрез в шейной складке;
  3. В случае краевой резекции нижней челюсти операция может быть выполнена трансорально – доступ через рот, без внешних разрезов.

Классический вариант уже уходит в прошлое, в редких случаях требуется разрез по подбородку.

Видео одномоментной резекции и реконструкции нижней челюсти

Реконструкция нижней челюсти в России

В России реконструктивными операциями на голове и шее занимаются единицы хирургов. Именно поэтому в России до сих пор для лечения рака нижней челюсти применяется лучевая терапия, которая даёт худший прогноз выживаемости пациента по сравнению с хирургией.

Посмотрите истории пациентов, перенёсших реконструкцию нижней челюсти:

Ссылка на основную публикацию